incola terrae
Пустые глазницы, в них тьма беспросветная,
В одеждах царицы змеица бессмертная.
Как в старых сказаниях есть мрачный чертог,
И юноша всякий там встретит свой рок.

Богатого златом, красотой дурака,
Мудреца мысли кладом завлекала она.
В царицу влюбляясь, хмелел молодец -
Змея извиваясь, готовит конец.

"О, путник, останься в чертоге со мной,
Я буду твоей навсегда госпожой!"
И путник, не ведая, что он творит,
Царице согласие свое говорит.

С улыбкой царица тут кубок дает,
Напиток так сладок, что юноша пьет...
Но лишь взгляд коснулся злоченого дна,
Навечно сомкнулись младые глаза.

А в кубке том были ни мед, ни вино -
Змеиного яда то зелье полно.
И только однажды в чертог заходил,
Кто кубок не взял, и тем жизнь сохранил.

Случилось то тысячу весен назад,
К царице забрел молодой музыкант.
Он вошь имел в кармане, не шибко был умен,
Любил немножко выпить, немножко чужих жен.

Но пламенное сердце стучало в той груди,
Оно ему шепнуло: "В глаза ей посмотри".
Тем временем царица играет и поет,
И музыка прекрасна, и холодна, как лед.

Закончив, как обычно, подносит кубок свой:
"Ах, милый, выпей же, и буду я с тобой,
Открою все секреты я музыки небес..."
"Увы, - ответил юноша, - я родом из повес,

В жилище твоем мрачном не выдержу, умру,
А мертвецу и скрипка подавно не к чему.
Постигла совершенство ты, но в звуке нет души,
Он пуст, как и пусты глазницы две твои".

"Что ж... Раз увидел правду, что скрыта от слепцов,
То можешь безнаказанно покинуть, путник, кров".
И музыкант уходит, судьбу благодарит,
Змеица окаянная уж снова жертву бдит.

@темы: сочинительство